[an error occurred while processing this directive]

16+

 
версия для печати
Виталий Кононов

Виталий Кононов:

Сегодня на российском рынке есть ИТ-решения мирового уровня

На вопросы CNews ответил Виталий Кононов, генеральный директор компании «Неолант».

CNews: Как изменялся российский рынок ИТ в 2010 году, по вашим наблюдениям? Насколько поменялись ИТ-приоритеты?

Виталий Кононов:  Наша компания занимается информационными технологиями и предлагает решения для топливно-энергетического комплекса. В 2008 году мы также начали продвигать решения для органов государственной власти. Поэтому хочу остановиться именно на этих направлениях.

Если говорить о топливно-энергетическом комплексе, то это в первую очередь крупные компании. Среди интеграторов на этом рынке присутствуют только известные крупные игроки. Системы, которые они строят, имеют характер корпоративных, т.е. покрывают большое количество организаций, ведь компании-заказчики осуществляют полный цикл работ – от добычи и транспортировки до переработки и сбыта. Это три разных сегмента деятельности, это огромное количество людей, вовлеченных в процесс, это гигантские территории размещения самих объектов. И вопросы информационных технологий для таких компаний всегда были важны.

Другое дело, что до кризиса нефтяная компания могла инвестировать деньги, не слишком задумываясь о результате. Тем более что результат при построении крупных информационных систем всегда отложен во времени. В кризисный период, когда цена на нефть упала, наши заказчики остановили все инвестиционные проекты в области информационных технологий, сохранив лишь те, которые давали реальный и быстрый эффект для бизнеса. Видимо, те решения, которые разрабатывали мы, попали под категорию эффективных, ведь наши проекты не были заморожены. И снижения объемов работ в кризис у нас не было.

После кризиса главным образом стала меняться психология заказчика. Он еще более остро осознал, что существовать без ИТ невозможно и одновременно начал более взвешенно подходить к вопросу возврата инвестиций от сделанных вложений – выбирать более грамотных подрядчиков и внедрять только те технологии, которые дают реальную отдачу.

В связи с этим объем рынка уменьшился, а качество как самих проектов, так и компаний, которые их реализовывают, возросло. Я думаю, этот процесс будет продолжаться и далее. Тем более что в него в рамках борьбы с коррупцией вмешалось государство с требованием  выхода на открытые рынки через аукционы и тендерные процедуры. Благодаря этому произошло снижение цен на ИТ-проекты на 20–25%, и одновременно возникла конкурентная среда, которая позволяет отобрать эффективные технические решения и компании, которые наилучшим образом смогут их реализовать.

CNews: Как вы оцениваете возможности и масштаб влияния на рынок ИТ со стороны отдельных игроков? В частности, как позиционирует себя ваша компания?

Виталий Кононов:  Наша компания позиционирует себя в соответствии со своей внутренней парадигмой – как архитектора рынка, с фокусом на экспансию наших идей. Мы любим порождать что-то новое, приносить это заказчику, развивать эту идею, предлагать решения с целью окончательной реализации.

Влияние на рынок идеи может быть очень велико. Причем такое влияние оказывают не только новые технологии, но и отдельные личности, например, такие как Стив Джобс. И на нашей компании это тоже сказывается: мы работаем с реальным сектором экономики, а не на рынке телекоммуникаций или игровой индустрии. Тем не менее, мы предлагаем заказчикам дополнительные возможности по интеграции наших решений со всеми новейшими решениями: сенсорными устройствами, планшетниками, наладонниками, i-гаджетами. Подобных примеров можно привести множество. И мы тоже хотим влиять на рынок, осуществлять экспансию наших идей. А для этого увеличиваемся в масштабе, порождаем новые технологии, предлагаем их рынку и, главное, доводим проекты до бизнес-результата.

CNews: Какие конкретно технологии вы готовы нести на рынок?

Виталий Кононов:  На сегодняшний день их достаточно много, и мы продолжаем над этим интенсивно работать – проводим НИОКР, разрабатываем технологии, разыскиваем и приглашаем в команду творческие коллективы. В первую очередь мы занимаемся когнитивными технологиями – это раздел психологии, изучающий процессы восприятия информации, мышления и принятия решений. Когнитивные способности человека невелики, порядка 120 бит в час. Поэтому информацию ему надо предоставлять в консолидированном и удобном для восприятия виде.

Мы предлагаем решения для работы с большими массивами данных о производственной деятельности любого предприятия – и атомной станции, и завода, представления их в визуальной форме, и поддержки принятия управленческих и технических решений. Те технологии, которыми занимаемся мы, в конечном итоге способствуют лучшему восприятию реального мира.

Эти технологии предназначены в первую очередь для реального сектора экономики и затрагивают вопросы управления инженерными данными. Интерес к таким системам возник относительно недавно, потому что раньше заказчики и, соответственно, системные интеграторы занимались в основном автоматизацией финансово-экономической и управленческой деятельности. Сегодня же вопросы эксплуатации крупных технологических систем, таких как атомные и гидроэлектростанции, нефтеперерабатывающие заводы, объекты нефтегазодобычи, требуют особого внимания. Сейчас в стране реализуется целый ряд инфраструктурных проектов, наши заказчики инвестируют огромные деньги, исчисляемые миллиардами долларов, и, конечно, они  хотят, чтобы все эти сложные технологические системы функционировали наиболее эффективно, а это невозможно без применения ИТ-решений по поддержке жизненного цикла технологических объектов.

CNews: Могли бы вы привести пример такой системы?

Виталий Кононов: Специально для Госкорпорации «Росатом» мы разработали Систему Оперативного Мониторинга Объектов Капитального Строительства – СОМОКС. Сегодня это целый конгломерат информационных и телекоммуникационных технологий, интегрированных между собой, повышающих эффективность сооружения сложных, крупных объектов, таких как атомная станция. В этот конгломерат входят геоинформационные технологии, системы автоматизированного проектирования и управления инженерными данными, ГЛОНАСС/GPS-технологии, технологии лазерного сканирования, штриховой и радиочастотной идентификации и многие другие. На их основе мы оптимизируем строительно-монтажные работы с точки зрения последовательности сооружения, и как следствие, итоговой стоимости работ.

Поясню, как это работает. В начале создается трехмерная информационная модель, которая связывается с календарными планами строительства объекта. На ней моделируется ход строительных работ и возможно визуально отследить ошибки планирования, когда, например, монтаж оборудования технологических систем начинается до того, как будут смонтированы перекрытия.

Так же есть возможность визуально отсмотреть разные варианты развития событий и выбрать наиболее эффективный, тем самым еще до начала строительства оптимизировав его ход.

Но трехмерная модель блока используется не только для визуализации выполнения работ, но и как основа для информационной модели, в которой к каждому трехмерному элементу модели привязана информация по нему. Пользователь всегда может обратиться к данным по каждому элементу: кто подрядчик, какие сроки, какие деньги, какие технические решения были приняты с целью выявления каких-то сложных, узких мест или разрешения ситуации на площадках.

В процессе мониторинга СМР на виртуальном образе отражается, как идет сооружение объекта – с использование различных цветов для обозначения опережения или отставания от графика. Для сбора данных о ходе работ используется целый комплекс технологий: применяются видеонаблюдение, технологии сферических панорам и лазерного сканирования. Например, лазерный сканер позволяет за достаточно короткий период времени создать облако точек как по земляным, так и по строительным работам. Таким образом, происходит проверка качества строительства и монтажа оборудования - ведь у заказчика есть проектная трехмерная модель, поступившая от проектного института, и ее легко сравнить с полученным облаком точек. Далее оцениваются масштабы допущенных отклонений от проекта для того, чтобы понять, надо ли принимать меры и какие.

В целом наши технологии, наши системы, наши информационные модели помогают доходчиво донести руководящему составу, что за ситуация возникла и предоставить всю необходимую информацию для принятия решения. 

CNews: Какие проекты, реализованные в 2010 г., вы можете отметить в числе наиболее значимых?

Виталий Кононов:  Количество реализованных нами проектов исчисляется десятками. В 2010 году мы продолжили  все проекты, начатые еще в 2009-м, с такими компаниями, как «Лукойл», «Транснефть», «Газпром», «Росатом». Мы разработали новые системы для органов государственной власти, а также целый ряд систем для управления нефтегазодобычей, позволяющих произвести экономическую оценку объема инвестиций в технические решения на годы вперед и оптимизировать затраты заказчика.

В  2010 г. мы создали совместное предприятие с дочерней структурой «Росатома» ВНИИАЭС для того, чтобы реализовывать крупные информационные проекты в атомной индустрии. Это очень высокозатратный сегмент рынка с точки зрения капиталовложений и вопросов, касающихся безопасности эксплуатации объектов атомной энергетики. Стоимость ядерного энергоблока составляет 4–5 млрд долларов, т. е. экономия во время строительства, наиболее затратного процесса, крайне важна. Как я уже говорил, наша система помогает оптимизировать ход строительно-монтажных работ и расходы на них.

CNews: Каковы ваши стратегические цели на ближайший период? В частности, каковы планы развития бизнеса за пределами России?

Виталий Кононов: Мы хотим стать крупным игроком ИТ-индустрии, и важный пункт стратегии нашей компании, которой мы придерживались в течение пяти лет со дня ее образования, – ежегодный двукратный рост. Во время кризиса подобного роста мы не обеспечили – у нас не было падения, мы, росли, но, тем не менее, двукратный рост не был достигнут.

Сейчас с точки зрения финансово-экономических показателей мы возвращаемся к стратегии, которую наметили. В 2011 году компания надеется вырасти более чем в два раза, и основания для этого есть – и это, прежде всего, заложенные в бюджет наших заказчиков крупные проекты.

Что касается ближайших целей, то мы их делим на внутренние и внешние. Внутренние цели направлены как на саму компанию, так и на Российскую Федерацию в целом. Сегодня мы обеспечиваем крупный российский бизнес нашими технологиями, поддерживая его конкурентоспособность. Одновременно мы интенсивно накапливаем ресурсы, отлаживаем технологии для выхода на международную арену. На первом этапе нашего развития мы, конечно, пойдем на мировой рынок совместно с нашими заказчиками. На Западе российскими компаниями разрабатываются нефтяные месторождения, планируются и строятся атомные электростанции, и мы хотим поддержать наш российский бизнес в его международных проектах, а уже в будущем самостоятельно предлагать свои решения всему мировому сообществу.

Еще одна наша задача, которую мы для себя ставим - передать опыт от одной отрасли к другой. Так, те решения, которые хорошо зарекомендовали себя в атомной энергетике, мы планируем предложить компаниям из сектора традиционной энергетики.

Возвращаясь к вопросу о стратегии. Как я уже сказал, наша задача заключается в том, чтобы стать крупнейшим игроком ИТ-индустрии. Что для этого делается? В первую очередь, формируется коллектив. Мы уделяем  большое внимание воспитанию людей,  повышению их квалификации, тем более что наша компания имеет некоторые особенности. Мы называем себя ИТ-компанией, но реально наши сотрудники имеют двойную экспертизу: ведь мы работаем с реальным бизнесом - в атомной энергетике, нефтегазе. Человек, который создает такие информационные системы, должен хорошо понимать задачи заказчиков.

Одновременно мы ищем творческие коллективы на территории России, которые разделяют наши ценности и готовы влиться в наш коллектив со своей экспертизой и разработками. Ведь Россия полна идеями, которые еще не коммерциализированы.

CNews: Но существует мнение, что российские разработки мало конкурентоспособны…

Виталий Кононов:  Я с этим абсолютно не согласен. Конечно, очень часто они не доведены до уровня коммерческих технологий, в отличие от западных решений, но Россия полна талантами, здесь рождаются очень интересные  идеи. И сегодня на российском рынке есть ИТ-решения  мирового уровня. Конечно, мы изучаем и западные технологии, но при этом создаем свой собственный продукт, потому что хотим владеть технологией, а не быть компанией-перекупщиком решений.

По сути сейчас мы занимаемся межсистемной интеграцией. В чем она заключается? Во-первых, мы интегрируем различные классы систем между собой. Профессионально занимаемся системами автоматизированного проектирования и интегрируем их с геоинформационными технологиями, с ERP и так далее.

Во-вторых, занимаемся междисциплинарной интеграцией – ведь в области проектирования, сооружения и эксплуатации объектов заняты разные организации, там различные ключевые экспертизы и задачи, и люди разговаривают на разных профессиональных языках.

Кроме того, мы занимаемся переносом с одного рынка на другой наиболее эффективных решений. В России интенсивно развивается рынок мультимедиа и интертеймент, и мы пытаемся перенести эти технологии в промышленный сектор экономики. Использовать легкие, наглядные, интуитивно понятные интерфейсы для сложных технических задач – это востребованная и актуальная задача.

Сегодня практически вся техническая документация у наших заказчиков представлена в бумажном виде. Если вы видели когда-нибудь генплан предприятия, то понимаете, что прочитать этот документ может только профессионал, который знает топографические условные знаки. Если же представить генплан предприятия в виде трехмерной модели, то любой поймет, какой объект и где размещен. Существует целый класс решений, на основе которых можно оптимизировать положение объектов относительно друг друга, например, с целью минимизации занимаемой площади. Это тоже очень актуально для наших заказчиков.

CNews: Какие тенденции будут доминировать на российском ИТ-рынке в 2011–2012 гг., по вашим прогнозам?

Виталий Кононов: В области инженерных данных рынок поддержки жизненного цикла объекта в целом является трендом. Заказчики уже осознали это, восприняли данную философию, причем руководители самого высокого уровня. И если раньше речь об этом шла лишь в отношении объектов военного назначения, то сейчас это переходит в гражданскую область. А вслед за заказчиками в эту область знаний приходят и другие системные интеграторы, с которыми, кстати, у нас получается довольно успешно сотрудничать. Так что то, чем мы начали заниматься еще 7 лет назад, сейчас, скажу честно - не без наших усилий, становится явным трендом. Другое дело, что у нас уже накоплена экспертиза, подготовлены кадры, отработаны решения и мы готовы к их внедрению, в отличие от большинства наших коллег-интеграторов.

CNews: Спасибо.


Стань другом

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS