16+

 
Совместный проект
CNews.ru Деловой еженедельник "Компания"

Интернет-право и интернет-закон 2001

В период с ноября по декабрь прошлого года в мире исчезло 182142 сайта. Жизнь Сети на этом отнюдь не остановилась: 2001 год стал временем активного развития интернета в том числе и как информационной деловой среды. Препятствием развитию не явилась даже всем известная косность законодателей. В 2001 году судебные разбирательства по вопросам информационных технологий стали совершенно обыденной вещью в индустриально развитых странах. До России эта практика пока так и не докатилась.

Суд и интернет чаще всего пересекаются в вопросе нарушения авторских прав. Вы приобрели книгу и дали ее почитать другу - нарушили авторское право. В то же время и осудить вас за это нельзя - запрет на распоряжение вещью полностью противоречит реализации вашего права собственности, по которому собственник вправе распоряжаться своим имуществом по собственному усмотрению. Однозначного правового решения противоречия между правом собственности и авторским правом в интернете пока так и не найдено. В итоге - судебные решения, по которым загрузка информации, защищенной законом об авторском праве, в оперативную память компьютера является ее воспроизведением и копированием, что нарушает права автора.

С точки зрения логики потребителя, ситуация становится абсурдной. Первыми в 2001 году пострадали интернет-меломаны: пал знаменитый Napster. Итогом судебного дела стало решение о выплате 26 миллионов долларов владельцам прав на музыкальные треки. Созданный прецедент дает основание полагать, что после принятия подобного вердикта запрещается передавать через интернет на время кому бы то ни было любые объекты, защищенные законом об авторских правах.

Прецедентное право действует еще не на всей планете, и защитникам собственности необходимы утвержденные нормативные акты в этой сфере. В Европе 2001 год начался с принятия мер по дополнительной защите авторов. Юридическая комиссия Европарламента одобрила директиву об авторском праве на цифровой контент, которая должна воспрепятствовать развитию информационного пиратства в интернете. 14 февраля текст директивы передали на голосование в Парламенте. В ходе работы над текстом разгорелись горячие споры между представителями авторов и записывающих компаний, которые настаивали на применении более жестких мер, и ассоциаций потребителей, которые выступили в защиту личных свобод. В общей сложности было предложено около 200 дополнений к директиве, из которых комиссия приняла лишь девять наиболее компромиссных. Предлог - необходимость сохранить целостность текста.

Дело о любителе чтения

Кстати, о текстах... Самый громкий процесс 2001 года разгорелся из-за элементарного желания читать везде и всегда. Желания, впрочем, не совсем законного. 16 июля после прочтения доклада на конференции "DEF CON" в Лас-Вегасе (США) был арестован сотрудник российской компании "Элкомсофт" Дмитрий Скляров. Причиной послужила тема выступления докладчика: "Защита электронных книг и уязвимость программы Advanced eBook Processor". Программа, о которой Скляров докладывал на DEF CON, позволяет конвертировать уже купленные электронные книги в стандартный формат документов Adobe (.pdf), т. е. делать их доступными для копирования и печати. Возможно, что в США нет закона, который бы давал разрешение на видоизменение программных продуктов, приобретенных в собственность, но в соответствии с пунктом 1 статьи 15 Закона РФ от 23 сентября 1992 г. N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных", лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ или базы данных, вправе без получения дополнительного разрешения правообладателя осуществлять любые действия, связанные с функционированием программы для ЭВМ или базы данных в соответствии с ее назначением, в том числе запись и хранение в памяти ЭВМ, а также исправление явных ошибок. Выходит, что Дмитрий Скляров поступил абсолютно законно, "раскрыв" потаенные возможности продукта Adobe.

Таким образом, компания Adobe выпуском ограниченных в использовании электронных книг может и защищает свои авторские права, но усиленно притесняет права добросовестных приобретателей и собственников лицензионных продуктов. Как известно, чтобы читать электронные книги, пользователь устанавливает у себя на компьютер бесплатную программу (в случае с Adobe это eBook Reader), которая генерирует именной электронный сертификат, "привязанный" к конкретному ПК, а электронный текст нельзя копировать, распечатывать и переносить на другие компьютеры. Созданием программы для конвертирования текстов электронных книг в формат .pdf Дмитрий реализовал свое право на так называемую адаптацию - внесение изменений, осуществляемых исключительно в целях обеспечения функционирования программы для ЭВМ или базы данных на конкретных технических средствах пользователя или под управлением конкретных программ пользователя (пункт 3 статьи 1 Закона РФ от 23 сентября 1992 г. N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных"). Сам же Digital Millennium Copyright Act, нарушителем которого посчитали Склярова, является, по сути, настоящим вызовом Праву, так как с точки зрения классического понятия права собственности (предложенного еще Наполеоном), ограничивает права собственника (самостоятельное владение, пользование и распоряжение вещью).

Примерно то же самое пытались объяснить властям американские демонстранты, вступившиеся за Дмитрия. Удивителен факт того, что после отказа Adobe от своих претензий бдительное государство приняло сторону пострадавшей стороны. Большинство обозревателей сошлось на том, что "дело Склярова" стало не более, чем показательным выступлением, демонстрацией закона Digital Millennium Copyright Act в действии. США нужно было еще одно подтверждение своей независимости от законодательства других государств, и оно его получило. Сложный, запутанный процесс был направлен против гражданина другого государства, который без суда и следствия был арестован, подвергнут допросу и только потому, что входил в группу разработчиков российской компании, которая проводила свою деятельность на территории своего государства с соблюдением законности. А ведь Digital Millennium Copyright Act действует пока только на территории Соединенных Штатов. Так что абсолютно правильно высказывание Дмитрия Харченко - менеджера по маркетингу "Элкомсофта", - что это все равно, что арестовать прибывшего в Россию арабского шейха за многоженство.

Электронные рамки

Уровень информатизации в России пока значительно ниже, и громких судебных дел в IT-сфере у нас нет. Тем не менее, мы тоже стали медленно, но верно развивать свое законодательство по регламентированию деятельности в сфере компьютерных технологий. В 2001 году был разработан и направлен на рассмотрение в Комитет по информационной политике Государственной Думы РФ проект Федерального закона "О правовом регулировании оказания Интернет-услуг". Предполагается, что данный документ добавит определенности во многих спорных вопросах. В тексте законопроекта даются определения интернета, электронной почты и прочие. Также закон призван установить четкие принципы лицензирования и сертификации в области оказания интернет-услуг и сам перечень услуг, подлежащих сертификации и лицензированию. В законопроекте предусматривается ответственность субъектов сферы оказания интернет-услуг. Так, в статье 35 Проекта содержится правило о солидарной ответственности оператора связи за убытки, возникшие из-за распространения конфиденциальной или иной информации, в т.ч. так называемой "вредной" информации. Оператор связи должен возместить 50% таких убытков, если не докажет, что "...при предусмотрительности, указанной в законе или договоре, он не знал и не должен был знать о содержании такой информации, а также принял все меры для нераспространения данной информации после того, как ему стало известно о ее содержании". Не оставлен без внимания и так надоевший всем спам. Проектом предусматривается наступление ответственности за систематическую отправку по адресам электронной почты не запрошенных данных рекламного характера. Такая новость не может не радовать, но если подобное положение будет принято законодателями, то многие компании, которые в своем развитии сделали ставку на рассылку рекламы, могут претерпеть большие неудобства. Ответственность, скорее всего, будет носить административный характер и будет выражаться в виде наложения штрафа. Дата принятия закона пока не определенна.

Вот о чем можно сказать с уверенностью, так это о Федеральном законе "Об электронной цифровой подписи (ЭЦП)". Принятие закона, стало действительно ярким событием российского законодательства. Наличие подобного документа - одно из необходимых условий для вступления России в ВТО. Внесенный Правительством на рассмотрение Государственной Думы в первом чтении закон был принят 6 июня 2001 года параллельно с законом "Об электронной торговле" и подписан Президентом уже 10 января 2002 года.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1, целью этого закона является обеспечение правовых условий использования электронной цифровой подписи в электронных документах, при соблюдении которых электронная цифровая подпись в электронном документе признается равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе. Закон устанавливает правовые последствия скрепления документов электронной цифровой подписью, регламентирует, что на документацию, подписанную ЭЦП, распространяются все традиционные процессуальные функции подписи, в том числе: удостоверение полномочий подписавшей стороны; установление подписавшего лица и содержания сообщения; а также роль подписи в качестве судебного доказательства. Предполагалось, что закон "Об электронной цифровой подписи" станет вспомогательным инструментом других законов, рассматриваемых Государственной Думой - "Об электронном документе", "Об электронной торговле", "О предоставлении электронных и финансовых услуг" и др. Но пока эти законы не приняты, очень сложно говорить о реальной работе ЭЦП. Когда в законодательстве страны наблюдается острая нехватка правовой базы для IT-сферы, то любой с трудом выпущенный в свет закон изначально будет оказываться невостребованным, но в итоге он же будет формировать совсем новое комплексное законодательство.

Такая область человеческих знаний, как высокие технологии, обречена на постоянную модификацию. Пускай не принципиальную, но, так или иначе, на вечное движение. А потому законодатели сталкивались и будут сталкиваться с проблемой отсутствия стопроцентного соответствия законодательства действительности. Единственным спасением от этого могут стать расплывчатые формулировки законов со взглядом на будущее.

Анна Абрамова

Версия для печати

Опубликовано в 2002 г.

Вернуться на главную страницу обзора

Обсудить

Подробнее об итогах 2001 года на IT-рынке читайте в разделах:
  • Общая ситуация и тенденции на IT-рынке России:
  • Рынок телекоммуникаций
  • Рынок консалтинга и услуг в IT-сфере
  • Рынок информационной безопасности
  • Рынок программного обеспечения
  • Рынок компьютерного оборудования и периферии
  • Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
    Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS