[an error occurred while processing this directive]

16+

 
Обзор "Рынок ИТ:
итоги 2003" подготовлен
При поддержке При участии
CNewsAnalytics ФостерГрупп Журнал Форум IT

Михаил Панин: Все формальные признаки идеала компьютерной системы сегодня ближе всего к мейнфрейму

Михаил ПанинНа вопросы CNews.ru ответил Михаил Панин, директор по развитию бизнеса компании «ГетНет».

CNews.ru: Какие тенденции на рынке информационных технологий в России, на ваш взгляд, определяли его развитие в 2003 году?

Михаил Панин: Основной тенденцией на рынке инфомационных технологий в России было, на мой взгляд, ощутимое увеличение бюджетов предприятий на развитие их информационных инфраструктур, причём наиболее явно это проявилось для организаций так или иначе связанных с государственным финансированием. Очень хотелось бы верить, что это есть осознание на всех уровнях руководства важности информационных технологий в бизнесе наших заказчиков. Основным сдерживающим фактором развития рынка ИТ в России до сих пор является, как кажется, некоторое непонимание со стороны первых лиц предприятий влияния современных информационных технологий на эффективность бизнеса. Это вполне объяснимо, так как реальных успешных решений в промышленности и энергетике, в банковской и социальной сферах, не так уж и много. Следует отметить, что речь здесь идет прежде всего о комплексных проектах, в которых решаются прежде всего задачи полной автоматизации деятельности предприятий и учреждений, а не массовой закупки компьютерного оборудования. Смею предположить, что рост затрат на ИТ будет приводить к появлению все новых и новых положительных примеров успешного внедрения ИТ. А это в свою очередь будет стимулировать уже более осознаное выделение финансовых средств на ИТ первыми лицами предприятий.

CNews.ru: Как вы оцениваете темпы развития рынка систем автоматизации проектирования в нашей стране? Можно ли говорить о том, что машиностроительные предприятия, которые являются основными потребителями систем данного класса уже начали делать заметные инвестиции в ИТ?

Михаил Панин: Темпы развития рынка систем автоматизированного проектирования, на наш взгляд, высокие. Рынок развивается, особенно в последние годы, на рынке много различных систем автоматизации. Но это, как правило, системы начального уровня и много систем, разработанных российскими специалистами. Можно говорить, что эти системы подготовили российский рынок к восприятию крупных «CADовских» систем. Осталось дело за малым — найти инвестиции для перехода с небольших систем на современные промышленные большие системы, такие, как CATIA и на обучение специалистов новым системам. Должен поменяться также практический подход некоторых руководителей к проблемам внедрения САПР. Хотя в настоящее время многие разработчики уверены в необходимости применения систем CAD/CAM/CAE, нечасты примеры, когда руководство предприятий четко понимает, что оно хочет от внедрения той или иной системы CAD/CAM, а еще реже, что будет , если предприятие такое внедрение отложит.

Вместе с тем ряд предприятий не только машиностроения, но и других отраслей, уже не только осознают необходимость таких затрат, но и реально начинают вкладывать средства в развитие этого направления. Однако целенаправленная стратегия развития реализуется немногими предприятиями и среди них стоит отметить «ПО Красноярский Комбайновый комбайновый Завод», компанию «Павловский Автобус», «Гражданские самолеты Сухого», принявшее недавно стратегическое решение вести рабочее проектирование регионального пассажирского самолета в CATIA.

CNews.ru: «ГетНет» продвигает в России решения для управления жизненным циклом продукта. Как вы оцениваете спрос на системы данного класса? Похоже, что для внедрения данных систем предприятию уже нужно обладать высоким уровнем информатизации бизнеса. Много ли таких компаний сегодня в России?

Михаил Панин: Спрос на нашем рынке на PLM-системы (PLM — Product Lifecicle Management) есть и он возрастает. Для внедрения всего комплекса решений по управлению жизненным циклом продуктом (PLM — Product Lifecicle Management) предприятиям необходимо понять, что собственно представляет их процесс создания новых изделий, а потом увидеть как этот процесс можно совершенствовать на основе современных информационных технологий. Я не совсем согласен с заданным вопросом, пререквизитом внедрение систем управления жизненного цикла является не столько начальный уровень информатизации предприятия, а правильное понимание стратегии, роли и места каждой подсистемы и их интеграции, и ясной цели в процессе внедрения.

В России сейчас можно насчитать десяток компаний, предлагающих различные решения по управлению жизненным циклом. Мы предлагаем решение, в основе которого лежит технология фирм Dassault Systemes — продукты CATIA, SmarTeam, ENOVIA, интегрированные с ними продукты семейства SimDesigner фирмы MSC. В наших проектах мы осуществляем интеграцию CATIA с системами технологической подготовки производства. Мы предлагаем решения по управлению данными с применением системы SmarTeam пользователям пакетов PRO/Engineer, Unigraphics и др.

CNews.ru: По предварительным итогам рейтинга CNews100 «ГетНет» входит в десятку самых быстрорастущих ИТ-компаний России в 2003 году. Благодаря каким проектам вам удалось достигнуть роста продаж в 77%?

Михаил Панин: У каждой компании есть разные этапы жизни и развития. На начальных стадиях идет становление деятельности, поиск своего места на рынке. Потом — тяжелая планомерная работа по вспахиванию самому себе определенного поля. И, наконец, бывают периоды, когда казалось бы неожиданно бизнес компании растет. Но это только так кажется со стороны, как правило, это планируемый результат деятельности компании. Ну и, конечно, не стоит отрицать фактор элементарного везения. Начинать бизнес и вести его не веря в удачу нельзя. Удача предпочитает следовать за оптимистами.

CNews.ru: Каково соотношение проектов для средних и крупных заказчиков в бизнесе «ГетНет»? Как бы вы определили разницу в подходах реализации малых и больших проектов?

Михаил Панин: Отдельного учета крупных и средних и малых заказчиков в компании не ведется. Любой из наших заказчиков является для нас первым и важным. Следовательно, и подходы к большим и малым проектах одинаковы. Другое дело каковы реальные трудозатраты на большой или малый проекты. Конечно же они разные.

CNews.ru: Известно, что «ГетНет» занимается продвижением в России решений на основе мейнфреймов. В каких областях существует сегодня спрос на подобные системы? В каких проектах вашей комании были использованы эти компьютеры?

Михаил Панин: На этот вопрос могу дать неожиданный возможно для вас ответ. Спрос есть! Только далеко не все осознают что это спрос именно на майнфремы, на архитектуры S/390. Например, приходит на переговоры заказчик и начинает перечислять требования к свое будущей конфигурации технических средств. И когда мы ему отвечаем: «Есть такая архитектура! Это мэйнфрейм» — наш заказчик начинает нас упрекать в том, что мы ему подсовываем прошлый век и что он хотел купить сервер на базе процессора Intel, который в последнем номере весьма популярного издания описывается как последнее достижение лучших компьютерных умов человечества. После непродолжительной беседы, сравнения возможностей и демонстрации реальной техники, стоящей в нашем демозале, приходим к выводу, что информация у нашего заказчика по майнфрейму была неполной и что в принципе он согласен с нами. Но средств для полной реализации предъявленных в начале разговора требований явно не хватает.

Это свидетельствует о том, что для каждой задачи существуют соответсвующие решения как по надежности, так и по стоимости. И основным критерием при выборе той или иной архитектуры является прежде всего критерий стоимоти обрабатываемой информации. Но в целом когда заказчик начинает проектировать в своих мечтах идеальную компьютерную систему, то все формальные признаки идеала сегодня ближе всего к мейнфрейму.

CNews.ru: Ключевым партнером для вашей компании в течение многих лет остается компания IBM. Как вы оцениваете минусы бизнеса, основанного на модели «моновендорности»?

Михаил Панин: Моновендорность «ГетНет» не есть самоцель, это результат нашей работы с заказчиком. Цель работы с заказчиком — максимально удовлетворить те его потребности, которые позволят эффективно развивать его бизнес. Так вот, спектр программных и технических решений у IBM всегда был шире, чем у ее конкурентов. Таким образом именно наш заказчик неосознанно нас всегда подталкивал к IBM. В качестве примера могу привести ряд крупных системных интеграторов, которые казалось бы неожиданно стали много продавать продукции IBM. Это также требования рынка, то есть их заказчиков. «ГетНет» в отличие от ряда других компаний никогда не продавал по принципу «что изволите», мы всегда старались найти наиболее оптимальные решения. И чаще всего приходили к IBM. Но это не означает что мы не предлагали других производителей. У нас есть партнерские отношения с HP, с ORACLE и многими другими.

CNews.ru: Каковы успехи созданного вами центра компетенции IBM по сетевому хранению данных?

Михаил Панин: Хорошие успехи. Мы регулярно проводим в нашем центре семинары, посвященные различным аспектам использования систем хранения, постепенно увеличиваем объем своих продаж в этой области. И косвенно влияем на увеличение продаж систем хранения у других партнеров IBM, так как их заказчики посещают нас, но все-таки по вполне понятным причинам покупают не у нас. Мы имели контакты с нашими коллегами в Европе, которые также, как мы, вкладывают существенные средства в демо оборудование. И поняли, что мы не одни. Общая проблема всех демоцентров и центров компетенции в том, что помимо развития своего бизнеса приходится косвенно помогать конкурентам. Зато по квалификации мы всегда будем выше наших конкурентов.

CNews.ru: Как вы оцениваете спрос на катастрофоустойчивые решения? Многие специалисты говорят о том, что инвестиции в подобные системы не соответствуют возможным рискам. На ваш взгляд, справедливо ли это утверждение?

Михаил Панин: Существует даже в среде специалистов некоторое непонимание проблемы катастрофоустойчивости информационных систем, связанное с новизной неустоявшейся терминологии, с бытовым представлением о катастрофах: падении самолетов, террористических актах, наводнениях и прочих напастях. Даже в серьезных печатных изданиях стали появляться статьи, в которых авторы предлагают заказчикам определить наиболее вероятное на их взгляд катастрофическое событие из перечисленного ряда, а они тут же предложат проектное решение по нейтрализации названной угрозы.

На самом деле это специальный термин, который вошел в обращение сравнительно недавно. На протяжении последних нескольких лет в мире наблюдается тенденция перехода от хаотичного размещения серверов в рамках корпоративной сети к их централизации. Диктуется это целым рядом причин, одна из которых — безопасность. В этих условиях даже для корпоративных систем, полностью построенных на принципе «отсутствия единственной точки отказа (no single point)», существует вполне реальная угроза остановки системы и потери данных — выход из строя целого вычислительного центра на недопустимо длительный срок. Решение этой проблемы — ВЦ на двух или более территориально удаленных друг от друга площадках.

Под катастрофоустойчивым ВЦ сегодня понимают комплекс вычислительного и вспомогательного оборудования, разнесенный по двум или более территориально удаленным площадкам, способный поддерживать работоспособность приложений в случае выхода из строя отдельных устройств или всего оборудования одной из площадок. Существует целый набор проектных решений по созданию таких центров. Они различаются временем восстановления работы системы после аварии и допустимым объемом потерянных в результате аварии данных. Чем эти показатели лучше, тем сложнее и дороже решения. В конечном итоге основной бизнес компании должен определить, как долго он может существовать без своей информационной системы, какие прямые и косвенные потери он понесет при этом. Вместе с тем, поддержание бесперебойной работоспособности комплекса оборудования ВЦ требует плановых отключений систем электропитания, кондиционирования воздуха и т.п. для проведения регламентных, строительных и ремонтных работ, которые по внешним признакам мало отличаются от катастроф. Плановые изменения конфигурации комплекса оборудования ВЦ требуются также для проведения испытаний и опытной эксплуатации доработанных программных приложений. Таким образом, свойства катастрофоустойчивости ВЦ востребуются на протяжении всего времени его существования.

CNews.ru: Существуют ли некие типовые схемы по созданию отказо- и катастрофоустойчивых решений или каждый новый проект нужно создавать под конкретную ситуацию? Какие факторы могут быть главными при определении стоимости создания отказоустойчивых и катастрофоустойчивых информационных систем?

Михаил Панин: Необходимым условием создания катастрофоустойчивых систем является создание катастрофоустойчивых вычислительных центров. Наша компания предлагает целый спектр таких решений, в том числе и для гетерогенных корпоративных систем. Эти решения на системном уровне обеспечивают гарантированное выполнение сервисов по восстановлению работы системы в случае возникновения аварии. Эти сервисы практически не зависят от приложений, и заказчики могут воспользоваться ими как для уже существующих, так и будущих приложений. Такие решения позволяют восстановить работу системы уже через несколько минут после возникновения аварии без потери данных, но это дорогие решения. Заказчик может запросить у нас более дешевые решения при этом будет вынужден ожидать восстановления работы системы дольше и, возможно, повторить часть ранее выполненной работы. Таким образом, главные факторы это допустимые для профильного бизнеса компании время восстановления работоспособности ее информационной системы и объем потерянных в результате аварии данных.

CNews.ru: Какие задачи стоят перед компанией в 2004 году?

Михаил Панин: Задача в 2004 году у нас только одна — не терять темпов роста.

CNews.ru: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS